пятница, 26 января 2018 г.

Какова была роль организации Свидетелей Иеговы в истории с убийством ребёнка? (разбор письма Ирины Столяровой)


 
Несколько дней назад я опубликовал старую историю об убийстве ребёнка в семье СИ (смотрите пост: Бывают ли убийцы среди Свидетелей Иеговы? Как реагирует организация?)

  Я специально не стал сразу комментировать эту историю, чтобы люди смогли сами прочесть и сделать определенные СОБСТВЕННЫЕ выводы. Потом я посмотрел дискуссию между СИ-эксСИ и не-СИ во Вконтакте.

  И теперь я захотел бы показать РОЛЬ ОРГАНИЗАЦИИ СИ и её УЧЕНИЙ в этой истории. Конечно, как видно, что мать ребёнка, Ирина, допустила ряд критических ошибок. Это даже не обсуждается. Но я прошу все-таки помнить, что вина за убийство все-таки лежит на том, кто убил - это не было случайное убийство, как некий "несчастный случай".

  Ну а теперь давайте посмотрим, о чём можно судить по довольно искреннему, но старому уже письму Ирины, когда она писала тогдашнему "президенту Общества Сторожевой Башни" Милтону Хеншелю. Насколько я понимаю, Ирина давным давно уже не СИ, так что это письмо рассматривается с позиции, когда она ещё была СИ. (Это письмо полностью советую сначала прочесть в посте по ссылке в начале данного поста, чтобы понять, откуда цитирование будет).

  Письмо довольно большое, так что я буду цитировать те строки и выражения, которые считаю нужным прокомментировать.

  Это письмо явно от человека, который борется с недоверием "к истине" и "истинной организации" после всего, что произошло.

  Она крестилась как СИ в 1992 году. Где-то через год, она начала встречаться с СИ, который станет её будущим мужем и убийцей её ребёнка. Кажется, что ничего странного в этом нет, что начали встречаться "единоверцы". Но уже можно сказать, что учение СИ вступать в брак "только в Господе" (СИ понимают это как "только с крещёным СИ") уже начало играть свою роль.

  "Когда мы встречались, я полностью доверяла Артуру, т.к. считала, что в организации Свидетелей Иеговы не может быть жестоких, злых людей. Ведь в наших публикациях пишется, что руководителем книгоизучения назначаются достойные братья".

  Смотрите, тут она пишет: "полностью доверяла Артуру, т.к.... в НАШИХ ПУБЛИКАЦИЯХ ПИШЕТСЯ, ЧТО..." Наивно, скажете вы? Но во многом это так и есть, к тому же организация скрывает внутри себя и от других ужасные поступки своих же членов, чтобы "не подпортить свой имидж "божьей" и "истинной".

  "Когда я вернулась, то застала своего сына в синяках. Для меня это был шок - христианин и такое... Артур извинялся, просил прощения, говорил, что ему не хватило самообладания. Взывал к всепрощению, применяя библейские ссылки, говорил о несовершенстве, что больше этого не повториться. Тогда я простила, хотя у меня появилось интуитивное чувство недоверия. Я уже не разрешала вести Артуру с моим сыном воспитательные беседы наедине и наказывать его."

  Насколько я понял, все это произошло ДО СВАДЬБЫ. Конечно, тут ошибка Ирины, нужно было всё отложить и посмотреть дальше или вообще разорвать отношения. НО... Тут есть чисто "свидетельские" нюансы, да и чисто человеческие тоже. Дело в том, что "посмотреть СИ в быту или в совместной жизни" до свадьбы почти нельзя полноценно. У СИ правила, что жить вместе до свадьбы - нельзя, даже если люди собираются жениться. Даже встречаться наедине им строго не советуют, разве что в людных местах. А тут Ирина оставила ребёнка и разговоры потом были "без свидетелей". Если бы она могла до свадьбы больше понаблюдать за Артуром "в быту", она быстрее бы всё поняла. А так - они вместе не жили, соответственно и ребёнка она оставила с ним - вынужденно.

Читаем дальше:

 "В собрании он был “христианином”, но дома он превращался совершенно в другого человека. Я не могла понять, как он мог быть руководителем книгоизучения. Ведь из публикаций я знала, что назначаются достойные люди. Это для меня было существенным аргументом. Ведь не пишется в нашей литературе: “Будьте внимательными! Если человек называется Свидетелем Иеговы, это ещё ни о чём не говорит”.

  На самом деле, организацию больше всего волнует имидж. Если посмотреть письма и книги для старейшин, то в них иногда написано, что при решении о том, снимать ли кого-то с должности или нет после проступка, нужно принять во внимание насколько была широка огласка и какова его репутация теперь среди христиан-СИ. В ряде случаев проступки или даже преступления, особенно старов-СИ (они же "назначены организацией и "святым духом") удается скрыть даже от самих же СИ - членов собрания. В данном случае, судя по всему, Артур старейшиной не был, а только вел "книгоизучение" (одну из групп, тогда такие небольшие группы собирались на дому). Вообще, считается, что такую группу должен был вести "старейшина" или "служебный помощник". В начале-середине 1990-х был огромный "рост" организации, после распада СССР, это было во многих республиках бывшего СССР, особенно был большой рост в России и на Украине. Тогда попросту не хватало ведущих для групп и назначали тех СИ, кто более-менее производил "хорошее впечатление". Но в публикациях же не пишут, что организация поступает по-разному, исходя из собственных интересов. Пишут, что это "духовные братья".

  "Мы с сыном постоянно ощущали ненависть. Утром, днём и вечером. Всё его поведение отражало ненависть и злобу. Я ни на минуту не могла оставить ребенка одного. Артур издевался над ним морально, называя дебилом, ублюдком. Запугивал, исподтишка пинал, щипал. Я пыталась взывать его к совести, показывала наши публикации, где чётко говорилось о таком поведении как о насилии. Просила уйти, если он не рассчитал свои силы".

  Как бы поступил "мирской человек" на месте Ирины? Ну, думаю, большинство женщин бы развелись и стали бы обращаться куда-то за помощью, также, возможно, прогнали бы этого Артура. Но СИ по учению - "нельзя разводиться без измены брачного спутника". Правда, спустя годы, все-таки ОСБ признало насилие с угрозой здоровью и жизни поводом для формального развода. Но не для "библейского". А все очень просто: такому "разведенному" в некоторых цивилизованных странах, могут по суду запретить приближаться к женщине и детям ближе чем на...(определенное расстояние). За нарушение могут серьезно наказывать. А так, если она формальная жена, кто может запретить так делать?

  Но в 1990-е мы этого ничего не знали. Педофильских скандалов и судов с ОСБ ещё не было, интернет, по сути, только-только появился, да и слишком был дорогой изначально, компьютеры были только у самых обеспеченных СИ или у кого-то на работе. Телефоны мобильные были в новинку (ещё вспомните "пейджеры").

  Так что роль учений организации в сложившейся и развивающейся неблагоприятной ситуации была очень высока.

  "Был ещё один случай, когда он швырнул в меня лопату. А сделал он это из-за визита ко мне в гости моих старых друзей (мужа и жены) по яхт-клубу со своими детьми. Мне было очень приятно их видеть, т.к. мы давно не виделись. В трудные минуты моей жизни они всегда были рядом. Они знали, что я стала Свидетелем Иеговы, и уважали мой выбор, сами ещё не изучали Библию. После их ухода Артур обвинил меня в том, что я люблю “внешних“ больше, чем своих по вере братьев и сестёр. Я ответила, что этих людей я знаю давно, и в трудные минуты они всегда были рядом. А братьев и сестёр я знаю только год, и ещё не успела увидеть их дела. Но я тоже их люблю за то, что у нас один дух, одни мысли. В ответ Артур швырнул в меня лопату, которую он точил для огорода".

  В этом случае проявилось ещё одно "учение" ОСБ по поводу того, что "ВНЕШНИЕ" (не-СИ) - второсортны, что нужно больше "любить СВОИХ" (то есть СИ). Кто из СИ или бывших СИ скажет, что ОСБ не учит такому? Да, не словом "второсортны", но суть от этого не меняется.

  "Тогда старейшиной нашего собрания “Харьков-Салтовка 3“ был Яго Габелая. В течение 2-х недель я обращалась к нему около трех раз (в те дни, когда Артур работал, и мы не были под его контролем). Я просила о помощи, просила найти выход из сложившейся ситуации. Ведь Артур ненавидел нас. Но Яго мне сказал, что Иегова ненавидит развод. Я искренне надеялась, что старейшина озабочен нашей проблемой и поможет нам."

  Обратите внимание, старейшина сказал, что "Иегова ненавидит развод", то есть вопрос стоял уже, скорее всего, о готовности Ирины развестись с Артуром. Иначе, зачем было бы старейшине говорить про развод?

  "Я закрывала сына собой, но Артур свирепел ещё больше. Он выхватил моего сына и начал его избивать. Имя Иеговы уже его не останавливало. Я побежала к соседям за помощью. Это сразу остановило Артура. Он изменился в лице и стал очень вежливым и добрым."

  Вот ещё одно учение, что "имя Иеговы - крепкая башня, убегает в неё праведник и БЕЗОПАСЕН", а ещё у СИ есть многочисленные рассказы о том, как "призыв имени Бога" прогнал "демонов", "остановил кого-то из злых людей", "насильников" и так далее. Причем, некоторые СИ рассказывают это не как "мифы", а от первого лица, якобы, это было с ними.

  Но взывание к соседям оказалось благотворнее "крепкой башни" и выкрикиваний мольбы о помощи Иегове. Но, как увидим позднее, Ирина откажется и от помощи соседей. Спросите себя сразу - почему?

  "Яго помог перенести избитого ребенка домой к той сестре, которая была со мной. Ночевали мы у нее.

  После этого я требовала, чтобы Артур ушел жить к родителям. Однако он уходить не хотел, поэтому я решила обратиться к старейшине. В присутствии Яго Габелая Артур отшучивался и не хотел серьёзно говорить о проблемах. Яго молчал, но когда я пошла на кухню, я услышала, как Яго сказал Артуру, что за избиение я могу подать в суд, поэтому лучше ему уйти. Меня поразило то, что это не было сказано мне. После этого, Артур сразу согласился уйти, и назначил день, когда он придёт забирать свои вещи. Я настояла на том, чтобы в этот день присутствовал старейшина Яго Габелая и служебный помощник Саша Стороженко (кандидат в старейшины). Мне не было показано, что я имею право на раздельное жительство, чтобы защитить своего сына от морального, эмоционального и физического насилия."

  А я думаю, что не ошибусь, если скажу, почему старейшина не стал говорить Ирине про СУД. Потому что старейшины (как и большинство СИ) очень боятся чем-то замазать репутацию своей "организации". У СИ это называется почему-то "навлечь позор на имя Иеговы". Но, как мы видим, ситуация все же ещё была под некоторым "контролем" - на Артура как-то организация ещё могла влиять. На Ирину, даже в бОльшей степени.

  "Я спрашивала совета у старейшины, потому что моё материнское сердце не хотело пускать его домой. Я чувствовала, что Артур не раскаялся. Однако старейшина (Яго Гобелая) молчал, опустив глаза. Также мне не давало покоя то, что НЕТ НИКАКОЙ РЕАКЦИИ В СОБРАНИИ на жестокое избиение ребенка человеком, который назывался Свидетелем Иего­вы, ВЕДЬ НЕ ТОЛЬКО ОДИН СТАРЕЙШИНА ОБ ЭТОМ ЗНАЛ. Всем известно, что в мирском обществе за такие дела наказывают.

  Чувство несправедливости подталкивало меня ходить к старейшине с сыном и спрашивать, почему не принимаются никакие меры для наказания этого человека. Каждый раз Яго Габелая отвечал, что забыл посоветоваться. После моих неоднократных визитов состоялся правовой комитет. Артура лишили всех преимуществ и объявили об этом на собрании. Это было в середине лета 1994 года. Комитет немного подействовал на Артура. Он притих, но ненадолго".

  Почему не было реакции в собрании? Очень просто: собрание у СИ что-то "решает" только послушно поднимая руки при перечислении денег и формального принятия "резолюций". В собраниях СИ все решают "старейшины" и организация выше. Потому что СИ так научены. Если бы старейшины были научены, что они обязаны реагировать иначе - они поступали бы иначе. Вообще, на Украине, насколько я читал, есть закон, который обязует лиц, которые знают о каком-либо насилии в отношении детей - сообщать властям. Но СИ и тут умудрились прислать из Вефиля (филиала на Украине) старейшинам инструкцию о том, что старейшины не должны отговаривать других, но и сообщать они тоже не должны (мол, "тайна исповеди"). Но скажите, какая в таких случаях как этот - "тайна исповеди"?

  Будь Ирина "мирской", без этих СИшных "заморочек" в голове, возможно, она обратилась бы в какую-нибудь организацию по борьбе с насилием или в милицию. Сняли бы побои и могли этого Артура наказать. Но она попросту "не могла". Для неё это было почти как "предать организацию Бога".

  "Собрание разделилось. Наше собрание называлось “ Харьков-Салтовка Северная“, и нашим старейшиной стал Саша Стороженко, который был в курсе всех событий в нашей семье. Однако у Саши совсем не было времени, - он служил специальным пионером. Меня постоянно мучил вопрос: “Нужно ли Иегове такое количество часов служения, если оно мешает замечать людей с их проблемами и бедой”.

  Сейчас я объясню, почему у Стороженко, который был на содержании Общества как назначенный "специальный пионер" - не было времени. Все дело в том, что таким "специальным пионерам" Общество платит содержание. И у них есть "норма" (тогда она была, в 1990-е - 120 часов проповеднического служения в месяц). И ещё у "специальных пионеров" в письмах было неоднократно написано, что "проповедь" и "выполнение нормы" - это их приоритетная задача. Даже "старейшинские" дела нужно было ставить на "второй план" ради "нормы". Это, минимум, одна из причин, объясняющая такой подход. Второе предположение: ему не очень хотелось заниматься таким делом. Неприятное, может и карьеру испортить даже.

  "На протяжении всего этого времени я неоднократно обращалась к Саше Стороженко. Я показывала на нехристианское поведение Артура. Я верила, что Иегова - Бог любви, и должен быть выход из этой ситуации. Я просила помочь нашей семье. Саша Стороженко говорил мне, что Иегова ненавидит развод и надо терпеть. И я терпела, искренне веря, что это угодно Иегове. Ведь советы от старейшины я воспринимала как советы от Иеговы. Но сердце, разрываясь на части, говорило мне - что-то не так. Должен быть какой-то другой выход. Я поняла, что мне никто не может помочь. К отцу я не могла с этим обратиться, т.к. Артур был Свидетелем Иеговы".

  Смотрите, Ирина тут пишет: старейшина говорил снова - "Иегова ненавидит развод и надо терпеть" и "К отцу я не могла с этим обратиться, т.к. Артур был Свидетелем Иеговы". То есть опять - от старейшин толку нет, "надо терпеть", "это не причина для развода", а к отцу своему она не обращалась, потому что тот не-СИ, а зато Артур - СИ. Чтобы не было "позора на имя Иеговы" и не дай бог - Его "организацию".

  "Я замкнулась и пыталась САМА ПРИ помощи наших ПУБЛИКАЦИЙ остановить насилие в нашей семье".

  То есть стала выполнять, по сути, работу "старейшин" - рыть что-то в "советах", которые могли бы помочь ей хоть как-то влиять на мужа. А в это же время такие как Стороженко "пионерили" по полной программе, толкали со сцены речи, давали ей советы "о терпении".

  "Артуру постепенно возвращали преимущества: разрешили давать комментарии на собраниях, делать учебные речи, доклады, а затем и взять подсобное пионерское служение. Вечером по четвергам Артур ходил общаться к старейшине. Я верила, что это ему поможет духовно выздороветь. Но опять все повторялось: издевательства, просьбы о прощении и помощи и мое терпение..."

  Всё повторялось, но все почему-то "свято верили" (и старейшины в первую очередь) в "духовное выздоровление" Артура. Иначе, зачем бы они Ирине советовали "терпеть", а в какой-то период с ним проводили то ли какое-то "изучение" или "беседы"?

  "В конце октября Артур подал заявление на общее пионерское служение. С ним стало происходить такое, что я уже не в силах была терпеть. После очередного срыва я пошла к старейшине Саше Стороженко. Его дома не оказалось, и я оставила записку “Саша помоги!!!”. Я специально поставила три восклицательных знака, что бы Саша понял, что это крик о помощи. Но вечером он не пришёл. На следующий день на конгрессе я напомнила ему о записке. Саша сказал, что видел записку, но ему было некогда. Я попросила Сашу говорить со мной и Артуром вместе, чтобы я видела реакцию Артура. Этот разговор состоялся. Александр показал Артуру, в чём ему надо исправляться, и отложил на месяц его заявление на общее пионерское служение, а мне сказал, что у меня чрезмерный страх за ребенка. Во время беседы Артур отшучивался. И тогда Саша сказал Артуру: “Ты что против меня?” И Артур сразу замолчал и сник. Меня это поразило. Страх перед Иеговой Артура не останавливал, а страх перед старейшиной, человеком, его сразу поставил на место.

  После этого визита Артур перестал с моим сыном разговаривать. Он ходил мимо него, как мимо пустого места, специально стараясь его зацепить. Это показывало, что в том, что он сделал, он не раскаивается. Малыш очень переживал. Я его успокаивала и говорила, что он должен поступать как угодно Иегове и первым здороваться с Артуром, не отвечая злом на зло."

  По сути, старейшины СИ, можно сказать, "поощряли" Артура - возвращали ему "преимущества", даже взяли у него "заявление на ОБЩЕЕ ПИОНЕРСКОЕ СЛУЖЕНИЕ". А до этого - утверждали "подсобное". Но после того, как ему не дали это "общее", то Артур стал бойкотировать ребенка. Это очень сильная деструктивная манипуляция для маленького ребенка.

  "27 ноября за завтраком Артур начал оскорблять Святослава, унижая его человеческое достоинство. Вечером у нас с Артуром состоялся разговор, из которого я поняла, что нас с сыном он считал виной своих “духовных падений“. Закончилось все оскорблениями и сексуальным изнасилованием меня."

  Здесь важно понять, что Артур явно был с "карьерными амбициями" в организации. Потому и реагировал на старейшин, на какие-то некоторые беседы. Но тут он уже сильно обиделся и разгневался. А на кого он направил свой гнев? На старейшин? Нет, на жену и её ребенка.

  "3 декабря после собрания мне сообщили, что лишили меня и Артура права служить подсобными пионерами. В этот же вечер мы с Артуром пошли к Саше Стороженко. Я узнала, что нас лишили этого права из-за того, что в собрании стало известно, что ребенок не ночует дома. Но ведь многие в собрании давно знали обо всём, что происходило в нашей семье с 1994г.!

  Лишение права служить подсобным пионером для меня стало сокрушительным ударом, который полностью вывел меня из состояния равновесия. Меня захлестнул страх. У меня было такое ощущение, что Иегова оставил меня, и демоны загоняют меня в угол. Ве­чером Артур обвинил во всем, что происходит, меня. "Видишь, что тебе Иегова говорит - ты виновата". И еще старейшина Саша Стороженко сказал, чтобы я вернула ребенка в дом, иначе у нашей семьи не будет благословений Иеговы. Не в силах что-либо понять я приняла совет."

  Смотрите, в этих абзацах видно, КАК именно старейшины, по сути, НАДАВИЛИ на Ирину, чтобы она вернула ребенка В ДОМ. То есть - о раздельном жительстве, о СУДЕ, о РАЗВОДЕ - они не могли сказать ей, но ВЕРНУТЬ РЕБЕНКА В ДОМ почему-то смогли. В письме указана дата: 3 декабря. Что произошло всего через день? Я просто убежден, что гнев Артура был от того, что "нас с сыном он считал виной своих “духовных падений“ - Артур разозлился на жену и ребенка потому что его "ЛИШИЛИ ПРЕИМУЩЕСТВА", хотя и Ирину "лишили" тоже. Что переживала Ирина - можно прочесть выше: "Меня захлестнул страх. У меня было такое ощущение, что Иегова оставил меня, и демоны загоняют меня в угол." А почему она так думала? Потому что "преимущества" - это "особая честь" и даже "благословение Иеговы" по учениям руководителей ОСБ. А когда их "снимают" (точнее "лишают"), то это - определенное "наказание".

  "Все закончилось поздно вечером 5 декабря 1995 г. после книгоизучения, которое всё время проходило в нашей квартире. В тот вечер я уложила спать сына в детской комнате и закрыла дверь. Артур начал надо мной издеваться морально и добиваться сексуальной близости. После всех событий я себя очень плохо чувствовала (дикая боль внутри не проходила уже неделю). Я попросила у Артура милосердия, которое к нам проявляет Иегова и его сын Иисус. Реакция Артура была мгновенной. Он ударил меня ногой в живот и начал избивать. Я думала только о том, чтобы не закричать и не напугать Святослава. Потом я потеряла сознание и когда пришла в себя, то почувствовала, что из разбитой брови течёт кровь. Артур остановился и пошел в ванную комнату, чтобы набрать воды и умыть меня. В этот момент я выскочила из квартиры и побежала к нашей сестре в соседний дом за помощью. К соседям я уже не звонила, т.к. ранее мне было показано, что нужно обращаться за помощью к соверующим, а не к мирским людям, чтобы не позорить имя Иеговы.

  Пока я отсутствовала, Артур, увидев, что меня нет, зашел в комнату к спящему ребенку и нанес ему четыре ножевых ранения в живот. От потери крови мой сын умер. А ведь ему было всего семь лет, в следующем году он должен был идти в школу."

  Опять, обратите внимание, почему Ирина ОТКАЗАЛАСЬ от самого простого способа (и самого быстрого) - позвать на помощь соседей? "К соседям я уже не звонила, т.к. ранее мне было показано, что нужно обращаться за помощью к соверующим, а не к мирским людям, чтобы не позорить имя Иеговы".

  Вот то, о чем я писал выше: ей БЫЛО ПОКАЗАНО (как думаете, кем? Конечно же старейшинами), что нужно обращаться за помощью к соверующим (то есть СИ), а не К МИРСКИМ ЛЮДЯМ, чтобы НЕ ПОЗОРИТЬ ИМЯ ИЕГОВЫ (то есть - имидж организации).

  "Во время судебных заседаний свидетелями, кроме братьев и сестёр, выступали старейшины - Яго Габелая и Александр Стороженко. Всех заседателей интересовал вопрос: “Что сделали старейшины для того, чтобы остановить зло, которое росло в нашей семье?”

  Александр сказал, что за помощью к нему в течение года я не обращалась. Но последнюю неделю перед убийством он вычеркнуть не мог, т.к. были свидетели моих неоднократных попыток пробиться к старейшине. Из его показаний я узнала, что Саша знал о факте изнасилования в нашей семье. Этот факт я сообщила пожилой сестре, у которой он жил на квартире. Я надеялась, что изнасилование будет весомым доказательством для старейшины о нехристианском поведении Артура. И он придет к нам на помощь. Но почему-то все действия старейшины были направлены против меня, а не против главного виновника нарушения мира в нашей семье."

Получается, что старейшина Александр Стороженко на суде... откровенно солгал.

  "Яго Габелая на суде сказал, что ничего не помнит. Как любящий пастырь, которого назначил Иегова, может забыть то, что нёс избитого ребенка, который не мог идти, на руках, я не понимаю."

  У другого "старейшины" сразу память отшибло по поводу этой семьи. Уверен, что этих старов консультировали как вести себя на суде - ребята из Вефиля, юридический отдел.

  "Документов о том, что был правовой комитет по поводу избиения ребёнка - НЕ БЫЛО. ИХ ГОТОВИЛИ ЗАДНИМ ЧИСЛОМ ДЛЯ СУДА. О других моментах я уже не пишу. Я ещё надеюсь, что все, кто знал, что можно было сделать в моей ситуации, и намерено этого не сделал, в своё время ответят перед Иеговой".

  Вот этот абзац, опубликовавший это письмо у себя в блоге Сергей Рыжов выделил цветом. Как это "не было документов" по поводу этого случая, да ещё после "правового"? Там и конспект заседания ведется, и о чём там говорилось. Да, в том случае не было ЛО, но документы должны были быть. Но, видимо, они были изъяты из собрания, а потом их "задним числом" готовили ДЛЯ СУДА.

  "Ведь всё это время я не обращалась к родственникам, поскольку Артур, делая зло, был христианином. И я “судилась у святых”, как написано в Библии (1Коринфянам 6:1-5). В последние, особенно тяжёлые дни перед убийством, не видя совершенно никакого выхода, я решила обратиться за помощью к отцу. Но не успела ..."

  Вообще, надо сказать, что в этом случае с Ириной, почти любое нарушение установок для СИ и их "советов, учений, инструкций" могло пустить ситуацию совершенно в другое русло, в другом направлении. И тогда того, что произошло, с большой долей вероятности - не случилось бы. Но по факту, Ирина была "обложена" запретами и условностями СИ, которые довели ситуацию до трагедии. Развод - запрещен, причина "не библейская", защищать - некому по-настоящему, в милицию и в СУД обращаться - нельзя, вообще нельзя к "внешним", даже к соседям...

  "После убийства Саша Стороженко сказал, чтобы я не говорила родственникам. Меня это шокировало: “Как не говорить? Это получается, что ребёнка не было, или он потерялся?”

  А когда Саша узнал, что его будут вызывать свидетелем в суд, то сказал: “Надо поехать посоветоваться с городским надзирателем, что говорить на суде”. Я расплакалась: “Почему ты не ездил советоваться, когда я просила тебя о помощи?” Но ответа не получила. Старейшина просто сказал, что, в конце концов, у Иеговы ущерба нет. А как же я?"

  "Следующие 3 года после убийства: в декабре 1995 года переезд из Харькова в Киев и обустройство на новом месте. В Харькове я жить не могла - все напоминало о случившемся.

  Спустя несколько месяцев после убийства, перед судом, я ездила в наш филиал во Львове и беседовала с членом Комитета Романом Юркевичем. В Харькове по собраниям пошли сплетни, поэтому я хотела, чтобы братья из моих уст узнали о случившемся. На многие вопросы, которые волновали меня в связи с убийством, мне не дали чётких ответов. Я понимаю, что случай очень сложный. Но нельзя же закрывать на него глаза.

  Во Львов со мной ездил брат - служебный помощник. После этой поездки ему сказали, что старейшиной собрания ему не быть потому, что он ездил со мной во Львов."

  То есть, фактически, видно, что организация очень не любит "правдолюбцев" и тех, кто им может помогать.

   "После переезда в Киев я неоднократно встречалась с районным надзирателем Карелом Викой, который у нас тогда служил. Брат обещал разобраться. Сказал, что будут приняты меры для выяснения всех обстоятельств. Спустя некоторое время Александра Стороженко, а потом и Яго Габелая назначили районными надзирателями. Вероятно, назначение старейшин районными надзирателями и были те меры, о которых говорил Карел Вика."

  Оба стара-карьериста пошли "на повышение" в организации. Видимо, как раз за "лояльность" и ложь на суде, отстаивания перед "злым и развращенным миром" имиджа "единой и истинной организации". "Районные надзиратели", как и "специальные пионеры" находятся на содержании Общества и полностью представляют интересы своей "организации".

  "После этого брат Володя Петрик зачитал мне выдержку из журнала о ропоте, о несовершенстве, о том, что не нужно вникать в недостатки у старейшин, назначенных Иеговой. Но ведь Саша Стороженко тоже называл все действия Артура несовершенством. Результатом такого несовершенства явилось убийство ребёнка."

  Вот мне интересно, даже "мирской суд" озадачился "Всех заседателей интересовал вопрос: “Что сделали старейшины для того, чтобы остановить зло, которое росло в нашей семье?”

  А старейшина "назначенный святым духом" говорит, что "НЕ НУЖНО ВНИКАТЬ В НЕДОСТАТКИ У СТАРЕЙШИН, НАЗНАЧЕННЫХ ИЕГОВОЙ". Такое ощущение, что стары могут разбирать у СИ чужие недостатки, а вот себе они уже купили "индульгенции" заранее.

  Да, формально, организацию трудно привлечь, как соучастника процесса, который закончился трагедией. Конечно, определенной ответственности с Ирины за неправильные решения - никто не снимает. Но нас-то интересует моральная сторона дела и ПРИЧИНЫ. Вот о них я и написал этот пост. Я считаю, что ОГРОМНАЯ ДОЛЯ в том, что произошла трагедия - это УЧЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ, "СОВЕТЫ" и ПОСТУПКИ её представителей - старейшин. Если бы Ирина настояла на каком-то нарушении правил организации, тогда исход наверняка был бы другой.

  Вообще, вся эта история с "духовным наставлением этой семьи" от "специалистов Общества Сторожевой Башни" выглядит очень плохо. Я подозреваю, что намного толку было больше, если бы Ирина или они с мужем вместе смогли бы обратиться к "мирским" психиатрам или психотерапевтам. Может быть этому Артуру нашли бы способ "профилактики" его выплесков неконтролируемой агрессии, а Ирине - советы, как лучше реагировать на это (вплоть до развода). Но ведь СИ не признают таких консультаций у "мирских" специалистов, в лучшем случае они ходят только с "своим", с прошивкой от ОСБ. Зато старейшины выступили в роли "психотерапевтов-неудачников". Не имея никакого специального образования они взялись "лечить серьезные семейные проблемы". Результат? Виден из описания - убийство Свидетелем ребёнка. Видимо, Иегова так всех "благословил".
 

 Вот коммент из очень длинного спора в паблике в Вк, который я считаю очень правильным с точки зрения сути:

"Юлия Владимирова

  Тот кто находился в ОСБ не один год наверняка прочувствовал историю Ирины каждой клеткой тела.

Она была в "ловушке".

Искренняя СИ, соц контакты только в ОСБ, просить помощи извне нельзя - это означало опорочить имя Иеговы в лице его Святой организации, это недопустимо, так учит ВиБР.  Она "ждала Иегову"- этому тоже учит организация! Она хотела быть угодной Иегове выполняя все установки. Я знаю на собственном примере что это такое, когда на мужа-брата-старейшину нет управы)".


 
  Я не хочу сказать, что коммент Юлии - единственный здравый из того обсуждения, что бурно происходило под постом. Но он очень точно передал несколько мыслей коротко. 1. "Кто находился в ОСБ не один год, наверняка прочувствовал историю Ирины каждой клеткой тела". (я думаю, что это относится лишь к очень честным-СИ, другие - ничего не прочувствовали. 2. Она была в "ловушке" (абсолютно верно).  3. "Искренняя СИ, соц контакты только в ОСБ, просить помощи извне нельзя - это означало опорочить имя Иеговы в лице его Святой организации, это недопустимо, так учит ВиБР. Она "ждала Иегову"- этому тоже учит организация! Она хотела быть угодной Иегове выполняя все установки".

   Юлия абсолютно права. Ирина - была в "ловушке". Эту "ловушку" стоило бы назвать "духовная ловушка правил секты". Можно много говорить, насколько здраво поступала сама Ирина, но проблема в том, что "ловушкой" для неё явилась именно "организация СИ" и учения этой организации, а также люди, которые поставлены были в этой организации как "назначенные святым духом". Те, кто обвиняют Ирину, немного не учитывают того, что сама она не только не убивала своего сына, но пыталась как защитить его (пусть даже и не очень разумно), а также "найти помощь в защите у старейшин и собрания" Свидетелей Иеговы.  Результат - известен.  Зато "пастыри", которые "проявили мудрость Иеговы", после этого случая карьерно в организации "выросли". Вот как действует "дух Иеговы" и его "мудрость". Или все-таки установки "любить больше руководство и организацию, а не каких-то там "простых-СИ" с их проблемами?

 

Комментариев нет:

Отправить комментарий